«Человек на все времена»

журнал «Омская муза»
Вероника Аксёнова

Михаил Александрович Ульянов… Народный артист СССР, лауреат Государственных премий, великий актёр, запомнившийся не одному поколению зрителей как борец, победитель, сильная личность. Он при жизни получил все мыслимые лавры и почести. И великий человек, потому что во все времена очень трудно жить по законам долга, сердца и совести. Немногим такая сверхзадача по силам. А он смог!

И мы, омичи, искренне любили его за каждую новую роль, за любую возможность общения с его талантом и душой в спектаклях, фильмах, радиопостановках и личных встречах. И не важно, что он в Москве, а мы – в Сибири, за тысячи вёрст. Как говорится, близкое видится на расстоянии, а мы с особым пристрастием относились к Ульянову, потому что он – наш земляк, и этим всё сказано.
Никогда не рвалась сердечная ниточка, связывающая столичный Арбат и его единственный в судьбе Театр Вахтангова с сибирским провинциальным городком, который он считал своей родиной, – Тарой, что на севере Омской области. Он не раз бывал нашим гостем, и омичи, и тарчане встречали его с особым радушием – сердечно и празднично, и он не скрывал слёз умиления и радости.

В своей книге «Работаю актером» Михаил Александрович сам объяснил, что значит в его жизни скромный сибирский городок, где прошли детские и отроческие годы. Всё врезалось в память – и белые церкви с зелёными куполами, снежные сугробы выше заборов в зимнюю пору, лыжные крутые тропинки у речки Аркарки, рыбалка на Иртыше и на болотах…

«Прекрасно мальчишечье время, время открытия мира, время безграничной, бесконечной жизни, когда ты еще никто, но можешь стать всем… Когда ты стоишь, как богатырь у трёх дорог: по какой пойти?.. Время серьёзное, время раздумчивое, время решающее…».

Ещё абсолютно не было мечты об актерской профессии, хотя в школе активно участвовал в литературных вечерах – что-то читал, кого-то изображал. И вдруг!..

«В июне 1941 года мы услышали по радио, что наступило что-то страшное… Ещё не все понимали, что врага не сокрушить «малой кровью – могучим ударом», что война предстоит жестокая, смертельная и долгая… А в августе от пристани отвалил переполненный пароход, на котором были наши отцы… Уходил и мой отец – Александр Андреевич Ульянов… Когда скрылся за поворотом Иртыша пароход, то домой мы, четырнадцатилетние, возвращались уже старшими по дому…».

А вскоре в Таре появился театр. Здесь в эвакуации собралась труппа украинских артистов, часть которых была из Театра имени Заньковецкой.

Клуб, крошечный зрительный зал, маленькая сцена, а ещё замечательный режиссёр и педагог Евгений Павлович Просветов. Для Миши Ульянова – первый Учитель!

Он понял тогда главное: «Провинциальные актёры – великие труженики. Порой в сложнейших условиях они несут людям радость и знания и приобщают к прекрасному. Несут свой нелёгкий крест, чаще всего не получая за это лавров… Архаическое понятие «театральная периферия» еще существует. Но у искусства не может быть старших и младших
наследников. Перед ним все равны. И актёры, и зрители…».

Через 60 лет – 18 июня 2001 года – губернатор Омской области подписал распоряжение «О создании государственного учреждения культуры «Омский государственный Северный драматический театр». В 2005 году сложная стройка была завершена, и новый творческий коллектив, уже работавший на сцене районного Дома культуры, обрел свой дом – современный, удобный, красивый и украсивший город. Сегодня он живет интересно и ярко, завоевывая награды на смотрах и фестивалях.

В 2002 году Михаил Александрович приезжал в Тару со съёмочной группой проекта «Лица эпохи». «Я приехал подышать воздухом родины», – сказал тогда наш знаменитый земляк, один из героев фильма. Там, в Таре, он однажды понял, что надо двигаться вперед, да и Просветов говорил, мол, надо бы тебе, Миша, в Омскую театральную студию при Драмтеатре, которую организовала Самборская. И мама авторитетно сказала: «Я тебе мешать не буду…».

Шёл 1944 год. С картошкой в котомке он приехал в Омск. «Мы учились в тяжёлое время войны… Недалеко от театра на площади висела огромная карта, по которой отмечался ход боёв… И вот в незабываемый майский ранний час я проснулся от
крика – «Конец, конец! Победа, Победа!».

А в августе сорок шестого юноша Ульянов с благословения вернувшегося с войны отца рванул в Москву. В театральное училище! Рассчитывая на гостеприимство в Москве (он же знал, как приняли в Омске под свою крышу эвакуированный в военные годы Театр Вахтангова). «Если бы знал про все предстоящие мне мытарства, то походил бы по Москве и поехал бы обратно в Омск. Но, к счастью, я этого не знал…».

Судьба уже вела его и привела именно в этот легендарный театр, как говорится, на всю оставшуюся жизнь, в котором он и прослужил много счастливых и трудных лет…

«Да, прекрасен, прекрасен мир театра, но он подчас бывает несправедлив и жесток к своим «вернейшим слугам». В своих дневниковых записях он много размышлял об этом. Но Театр Вахтангова счастливо вывел Михаила Ульянова в свои звёздные актёры, он триумфально шёл от спектакля к спектаклю. «Егор Булычёв и другие», «Идиот», «Иркутская история», «Принцесса Турандот», «Конармия», «Варшавская мелодия», «Антоний и Клеопатра» … И с первых же ролей и режиссёры,
и критики, и зрители заметили и оценили твёрдый нравственный стержень артиста, который называется просто и гордо – гражданской позицией.

Если сегодня выстроить в ряд роли, сыгранные им в театре и кино, то по ним можно читать страницы истории и России, и других стран. Он был плоть от плоти человеком своего непростого времени, истово верившим в светлые идеалы. Киров и Ленин, Маршал Жуков и председатель колхоза Трубников, Степан Разин и генерал Чарнота, Егор Булычев и Кустов, Ричард III и Наполеон… И каждая работа – «на разрыв аорты», с той верой и страстью, с какой жил народ в надежде на лучшее.

Зрители любили его героев, уважали их, слушали и слышали, готовы были сердцем понять и метания, и страдания. Он и сам стремился к тем высотам духа, какие ставил сам, понимая, что историю пишут и строят сильные люди. Он и сам был из такой породы.

Но вспомните, что говорил великий Гоголь про «невидимые миру слёзы»! У сильного Ульянова тоже они были. В книге «Неизвестный Михаил Ульянов. Жизнь великого актёра и человека», изданной в 2010 году стараниями его дочери Елены
Михайловны, дневниковые размышления – не бодрые слова знающего славу человека, а горькие и тревожные переживания, обрушившиеся на всех нас вместе с «вольнолюбивой перестройкой». Все вроде бы о родном театре, который тоже швыряло в
штормовых волнах. Но сколько боли принял лично на себя художественный руководитель Ульянов. Своей обострённой совестью он нёс ответственность за Театр Вахтангова!!! И это была серьёзнейшая драма…

«Но я удержал театр от горькой судьбы раздела МХАТа и Таганки…». Это был его личный подвиг. Как и подвиг кинематографического Ивана Фёдоровича в фильме «Ворошиловский стрелок». Кто-то же должен защищать себя, своих детей, близких людей, Отечество и просто чувство собственного достоинства. Так он понимал смысл своей жизни, таким и был до последнего часа. На другую жизнь у него не было права – так решил сам. И за это личное самостояние его любили, уважали, награждали высокими наградами. Он был настоящим НАРОДНЫМ АРТИСТОМ. «Мы – вахтанговцы.
Как дети из хорошей семьи, воспитанные с детства».

Воспитанный деревенскими корнями села Бергамак Муромцевского района, что значится местом его рождения, трудным военным детством в Таре, увлечёнными и талантливыми мастерами искусства в Омске, Театром Вахтангова на Арбате,
Ульянов доказал своей судьбой, что в любые времена можно быть ЧЕЛОВЕКОМ.

В 1995 году Михаил Александрович приезжал в Омск на открытие памятника маршалу Жукову. Им – ОБОИМ! – горячо аплодировали люди, своим единодушием ставя рядом двух сыновей России – Маршала и Артиста.
Будем благодарны судьбе, явившей миру такого Человека!

Комментарии

Оставить комментарий





Партнеры проекта: