Тверской след Михаила Ульянова

Его почитали и любили все. Величайший актер современности, гордость и достояние отечественного театра и кино, человек-эпоха, Михаил Ульянов был необыкновенно глубоким и редким артистом. Его уход из жизни стал огромной потерей для всей страны. С большой скорбью восприняли печальную весть о кончине актера и в Твери. Руководитель театра драмы Вера Ефремова и актер, председатель тверского отделения Союза театральных деятелей России Александр Чуйков знали Михаила Ульянова не только с экрана, они благодарны судьбе за возможность соприкоснуться с этим человеком воочию.

Личность Михаила Ульянова во многом повлияла на творческую судьбу Александра Чуйкова. Ряд мистических совпадений, заочных столкновений и личных встреч с легендой оставили глубокий след в душе известнейшего тверского актера.
— Мое заочное знакомство с Михаилом Александровичем состоялось благодаря фильму «Председатель», где он играл Егора Трубникова, — вспоминает актер. — Мне так сильно запал в душу этот фильм, что спустя несколько лет у меня самого родилась идея сочинить пьесу о селе. Сельское хозяйство всегда притягивало меня своими трудностями, проблемами и теми героическими людьми, которые отдавали себя селу безвозмездно. Для того, чтобы ближе соприкоснуться с сельскими реалиями, я отправился в тургиновский колхоз. И вот там узнал совершенно потрясающий факт: именно с тамошнего председателя и был написан образ Егора Трубникова, которого сыграл Михаил Ульянов. Я почувствовал какую-то незримую связь меж нами, как будто Михаил Александрович передал мне некую эстафету.

В 1986 году на очередном съезде Союза театральных деятелей Михаила Ульянова избрали председателем. А спустя всего два года и Чуйков стал председателем тверского отделения союза театральных деятелей. «Как будто опять какая-то ниточка меж нами протянулась», — говорит актер.
Через год Александр Чуйков должен был отчитаться о проделанной работе перед всем руководством Союза во главе с самим Ульяновым. Тогда-то и произошло истинное знакомство двух актеров.
— Приезд Михаила Ульянова, приуроченный к моему выступлению, совпал еще и с реконструкцией кимрского театра драмы, строительством дома ветеранов сцены, юбилеем Веры Ефремовой. Готовились к приезду высоких гостей мы со всей ответственностью, — делится Чуйков. – Накрыли огромный стол в Доме актера, раздобыли самые изысканные яства. Вся власть собралась послушать мой отчет. Внимание приезду Ульянова было уделено невероятно высокое. Было видно, что Михаил Александрович остался очень доволен поездкой, приемом, отношением, он почувствовал, что здесь очень благотворная для артистов почва. И с тех пор я просто уверен, что вот уже почти 20 лет председательствую именно с легкой руки Ульянова, с его, если так можно сказать, благословения.

На всю жизнь Александр Чуйков пронес в сердце воспоминания об этом визите в Тверь легендарного Ульянова.
— Никогда не забуду, как тогда мы после этой встречи сидели, подводили итоги, Михаил Ульянов вдруг повернулся и так робко-робко, стесняясь, произнес: «А у вас нельзя где-нибудь валеночки заказать? Мне для внучки бы надо…». Настолько это трогательно было, не поверите. Мне тогда сразу представилось, как он все три дня своего визита носил в себе эту идею — заказать своей внучке валеночки! Мы заказ выполнили, доставили ему потом в Москву эти детские валеночки. Для него дороже всего на свете была семья: жена, дочь, внучка. Все эти приемы, «тусовки» были для него обузой.
— Мы потом еще много раз встречались, и всегда Михаил Александрович спрашивал: «Ну, как вы там? Как Вера?» Даже когда уже не был председателем Союза, постоянно интересовался нашими делами, нашей театральной жизнью. Это был невероятно бескорыстный, отзывчивый, неуемный в работе человек. Я не знаю ни одного человека, который мог бы сказать об Ульянове что-то плохое, — признается Александр Чуйков. – Знаете, вот есть две категории людей: те, которые родятся на свет и всю жизнь гордятся тем, что они родились, а есть те, кто всю жизнь извиняются за то, что родились. Таковым был и Михаил Ульянов: никогда никого локтями не толкал, наоборот, только поддерживал.
— Соприкосновение с этим человеком очень много дало мне в жизни, это не объяснить, не передать словами. Для меня его уход – это потеря очень близкого и дорогого человека. Все чаще меня теперь мучает сожаление о том, что в силу стеснительности, нежелания быть навязчивым, у меня с ним было не так много личных встреч, как могло, — признается Александр Чуйков, не сдерживая слез скорби и искренней печали.

Елена Мунина

etver.ru

Комментарии

Оставить комментарий





Партнеры проекта: