Человек на все времена

Газета «Государственная дума»
27.03.2008

К недавно отмечавшемуся 80-летию великого актера и деятеля культуры Михаила Ульянова вышла о нем книга писателя Сергея Маркова, его зятя. Она так и называется: «Михаил Ульянов. В образе и в жизни». Это – не биография и не литературный портрет. И даже не совсем мемуары. Это документальное повествование о человеке огромного таланта и крупной, неповторимой личности, записанное в форме живой речи на диктофонную пленку, а также в виде дневника.

Ульянов предстает перед читателем не в традиционной ипостаси художественного руководителя государственного театра и видного общественного деятеля, а просто человеком со своими проблемами и заботами, огорчениями и радостями, надеждами и разочарованиями.

Михаил Александрович неспешно беседует с мужем своей дочери на самые разные темы. И многое в нем оказывается для нас неожиданным. С удивлением, например, узнаем, что в частной жизни, и особенно в семейной, он – не лидер, не ведущий, а ведомый, что трудно было предположить, исходя из его публичного образа – человека сильного, волевого, решительного. Книга вышла уже после кончины актера. Но он знал, что она готовится, и поставил непременное условие – показать ему рукопись.

Печатное слово уважал и хотел, чтобы оно соответствовало правде. В одном из последних разговоров, отвечая на вопрос Маркова, что самое главное для него в жизни, сказал: «На первом месте – совесть, на втором – совесть и на третьем – тоже совесть».
Книга открывается воспоминаниями разных людей, среди которых он жил и творил. Приводим некоторые из них.

Сергей СОЛОВЬЕВ, режиссер:
– …Помню день его 50-летия. Он собрал человек пятьдесят, посадил в автобус и отвез в Ростов Великий. Там в какой-то звоннице были накрыты столы. Все расселись, наполнили бокалы, и первым взял слово юбиляр. Я, говорит, хочу выпить за мою супругу Аллу Петровну. Потому что, конечно, юбилей мой, но если бы не она… И стал рассказывать смешные истории, из которых жена его вытаскивала. Потом перешел к Ленке, дочке, потом дальше, дальше… Короче говоря, не дал никому сказать о себе. Сам произнес за каждого присутствующего 50 тостов и уберег себя от славословия.

Помню и другое. На Пятом судьбоносном съезде кинематографистов молодые громили старшее поколение. Про Ульянова слова плохого никто не сказал. Была у него при всей фундаментальности способность видеть, слышать, воспринимать другого человека. Я бился, чтобы его избрали председателем Союза, потому что более честного человека в общественно-социальных делах, чем Михаил Александрович, я в своей жизни не встречал.
Мы все собирались с ним поставить английскую пьесу «Человек на все времена». Не случилось. А ведь Михаил Ульянов – и есть человек на все времена. Таким он останется в моей памяти.

Асламбек АСЛАХАНОВ, генерал, советник Президента России:
– Я познакомился с Михаилом Александрови­чем в 91-м году, осенью. На приеме в Белом доме. Просто подошел к нему и признался, что очень люблю его как артиста и уважаю как человека. Ведь он мог быть богатейшим человеком, мог получить сколько угодно в то время акций «Газпрома», недвижимость. Но никогда не стремился к этому, довольствовался малым.

Нес свое бремя, не кичась, не выпячиваясь, не показывая своих заслуг и наград. Само олицетворение скромности и порядочности. Страшно переживал распад и разграбление страны. Был символом безмерной любви к своей Родине, государственным мужем – в самом высшем смысле!

Михаил ШВЫДКОЙ, руководитель агентства:
– То, что Михаил Ульянов – великий артист, я знал давно. Но прежде, как и многие-многие люди, не понимал его. Он играл всегда сильных мужчин. От грандиозно сыгранного председателя до генерала Чарноты, уже не говорю про маршала Жукова! Он был мощным воплощением русской воли, советского могущества. И сумел убедить весь мир: эти люди, с решительностью римских полководцев способные крушить, разрушать, идти на все для достижения своей цели, – и есть он сам. Но он гениально всех обманывал. Потому что на самом деле был человеком внутренне сомневающимся, подчас нерешительным, рефлексирующим, трудно заставляющим принимать себя иные решения.

Ему близка была русская лирика, в частности поэзия Николая Рубцова с ее грустной интонацией. Хотя бывал он и веселым и очень смешливым, истинным вахтанговцем. В то же время удивлял своим мужеством: если бы Ульянов, со своим нравственным авторитетом, не взвалил на себя в свое время крест Вахтанговского театра, судьба коллектива была бы печальной. Да и для того, чтобы самому подать в отставку, надо иметь большой запас человеческой прочности. В нем счастливо сочетались выдающееся актерское дарование и общественная жилка.

Владимир НАУМОВ, кинорежиссер:
– Ульянов – это огромный необъятный диапазон актерского дарования. Помню его на съемках «Бега»: потрясающее чувство деталей, атмосферы, в которой существует, ситуации. Как-то заглядываю в декорации и вижу такую картину: сидит Михаил Александрович и разговаривает с… тараканом.

Рассказывает ему о том, какой под Киевом был бой… И с такой верой в то, что тот его понимает. Это был странный удивительный контакт, на который способен только выдающийся человек. В «Легенде о Тиле» он играл угольщика Клааса, и когда его хватали, он настолько был в роли, что три человека никак не могли с ним справиться. А были это чемпионы по борьбе и боксу. Пришлось испортить несколько дублей, потому что актер делал все по-настоящему.

С виду он казался суровым, но был очень нежным, отзывчивым человеком. А как он помогал партнерам! В «Беге» Дворжецкий играл свою первую роль в кино и буквально прилепился к Ульянову. Они часами разговаривали, размышляли о его герое. Вообще он очень многим людям помогал.
Вот, говорят, занимал он посты, но на самом деле был не начальством, а прослойкой, которая смягчала удары по искусству. Думаю, его ниша еще долго будет не занята.

Лев ДУРОВ, артист:
– «Мы с тобой, Лева, пахари», – говорил мне Ульянов. И еще, когда я, посмотрев «Мастера и Маргариту», позвонил ему и сказал, что его Понтий Пилат – это потрясающе, он ответил грустно: «Спасибо тебе, Лева. Мне давно никто не говорил хороших слов. Может, там скажут…»

Галина КОНОВАЛОВА, завтруппой театра им. Евг. Вахтангова:
– Мы были на гастролях в Омске, на родине Михаила Александровича. Идет пресс-конференция. Вдруг встает девочка и говорит, что хочет подарить ему кружку с его портретом, и добавляет: «Ведь вы спасли мне жизнь!» Затем выходит ее папа и рассказывает, что когда-то его крохотную дочку врачи признали из-за тяжелейшего порока сердца безнадежной. А операция стоила немыслимых денег. Когда надежды уже не оставалось, кто-то вспомнил о знаменитом земляке. Позвонили Ульянову. Он мгновенно связался с институтом Бакулева, и ребенка прооперировали. Теперь ей уже 15 лет. Что тут поднялось – кто плачет, кто смеется, кто аплодирует. А Михаил Александрович смутился и сказал, что не помнит этого. Подобных-то случаев сколько у него было…

Дмитрий АСТРАХАН, кинорежиссер:
– Народная любовь к Ульянову просто поражала! Помнится, снимали мы фильм, где, по сюжету, действие происходит на свалке. Вокруг столпились потревоженные и явно недовольные бомжи. Но вот появился Ульянов. Среди бомжей началось брожение – его узнали, засуетились. А после съемки преподнесли артисту большой букет цветов, видимо, скинувшись и отказав в чем-то себе. Потрясающе! Ульянов до слез был тронут

Источник

Комментарии

Оставить комментарий





Партнеры проекта: