20 ноября исполнилось бы 80 лет замечательному актеру Михаилу Ульянову

«Сегодня»
19.11.2007

Все мы помним картины с его участием: «Шли солдаты», «Егор Булычев и другие», «Великий полководец Георгий Жуков», «Ворошиловский стрелок».

Сегодня, 19 ноября, в России состоялось открытие мемориальной доски скончавшемуся несколько месяцев назад артисту на здании Омского академического театра драмы.

«ВЕЛИКИЙ ПОЛКОВОДЕЦ». В тот день, когда актер ушел, горе было у половины бывшего Союза. А сейчас для большинства из нас Ульянов — это в первую очередь Жуков. В общей сложности роль прославленного полководца он играл в течение двадцати пяти лет. Дошло до того, что сегодня лицо Ульянова считают более «жуковским», чем лицо самого маршала. А в одном из городов России, когда возникла идея поставить Жукову памятник, местный скульптор не придумал ничего лучшего, чем лепить военачальника с… Михаила Ульянова. Так и стоит теперь на центральной площади бронзовый Ульянов, у подножия которого выбито золотом: «Великому полководцу Георгию Жукову».

«НОТА» МИХАИЛА АЛЕКСАНДРОВИЧА. Ульянов родился 20 ноября 1927 года в селе Бергамак Муромцевского района Омской области. В 1950 году он окончил театральное училище имени Щукина при Государственном академическом театре имени Евгения Вахтангова. Вся дальнейшая профессиональная деятельность актера связана именно с этим театром. Многие артисты, коллеги по подмосткам в день рождения артиста вспомнили Михаила Александровича. «Какой это был актер! У меня было не так много работ, связанных с Михаилом Александровичем, всего пять или шесть спектаклей в театре, — рассказал нам друг актера Юрий Яковлев. — Но Ульянов всегда работал очень откровенно и насыщенно». «Сейчас у нас очень много артистов, есть среди них и талантливые, но у многих из них, я бы сказала, «вялая кисть». А взять такую «ноту», которую брал Михаил Ульянов, — очень сложно», — поделилась дочь великого шансонье Александра Вертинского Марианна.

Владимир Этуш: «Михаил Ульянов был прекрасным артистом, замечательным руководителем Театра имени Вахтангова и, прежде всего, он был очень хорошим человеком — добрым и отзывчивым. Об этом свидетельствует один случай. Однажды мы вернулись с гастролей, на аэродроме выходим из самолета. А во время нашего отсутствия, за несколько дней до возвращения, жена Михаила Александровича родила дочку Лену. И вот жена – уже с дочкой – встречают мужа и отца, Михаила Ульянова. И когда новоиспеченный папа увидел дочку, у него брызнули слезы!

С Михаилом Ульяновым работать было очень интересно. На репетициях он часто придумывал что-то новое – интересные ходы и решения сцен спектакля и отстаивал их, если был уверен в своей правоте. И восторженный прием зрителей впоследствии подтверждал, что Михаил Александрович был прав».

Марианна Вертинская: «Михаил Ульянов – один из великих русских артистов, человек огромного темперамента, необычайного гражданского пафоса, и все его роли отмечены этими качествами, начиная с фильма «Председатель», и даже раньше, всегда у него роли очень объемные, сильные, мощные, необычайно запоминающиеся.

Сейчас у нас очень много артистов, есть среди них и талантливые, но у многих из них, я бы сказала, «вялая кисть». А взять такую «ноту», которую брал Михаил Ульянов, — очень сложно. У Михаила Александровича были твердые убеждения в жизни, в нем жила принципиальность. У нас бывали случаи на гастролях, когда артисты были виноваты, выпивали, гастрольная жизнь – здесь все понятно. И были исключения из театра. Я не буду называть фамилии, но, помню, было решение перевести артиста на год или исключить на три мсяца из театра, и на собрании, где все это решалось, Михаил Александрович через весь зал подошел к этому человеку, пожал ему руку и по-человечески поговорил с ним. Это тоже был поступок!

Когда администрация осуждала артиста: «Ах, ты виновен!», а Ульянов как человек, проживший свою школу, тоже «употреблявший», были и у него свои сложности с алкоголем, он не стоял косо, как ханжа, а переборол все это, подошел к артисту через весь зал, похлопал его по плечу, мол, ничего, держись, все мы проходили через это. И это было характерно для Михаила Ульянова – человеческое отношение к людям и к людским порокам, ибо мы не боги, у всех свои недостатки. Причем надо учесть, что в то время говоря и считая так, Михаил Александрович занимал высокий пост – он был членом правительства!..»

Юрий Яковлев: «Сейчас я только могу с прискорбием сказать, что 20 ноября будет дата довольно печальная, потому что Михаил Ульянов буквально несколько месяцев не дожил до своего 80-летия. И в связи с такой печальной датой можно только глубоко почтить его память. А что касается его прошлых заслуг, это большой человек, большой гражданин и большой артист. Михаил Ульянов работал очень хорошо, очень откровенно и насыщенно.

Помню, на репетиции была интересная вещь. Рубен Николаевич Симонов ставил спектакль «Конармия» по Бабелю, и главная сцена в этой работе не сразу получалась. И однажды Рубен Николаевич сказал: «Выучите текст, я завтра буду работать с вами над этой сценой». Мы постарались выучить текст за ночь, приготовились, и эту сцену Рубен Николаевич поставил за… одну репетицию! На одном дыхании! Спектакль начал идти очень хорошо, с большим успехом, и в моей с Ульяновым парной сцене (мы играли: Ульянов – Гулевого, а я — Хлебникова) между персонажами очень серьезная стычка, когда в порыве темперамента Гулевой-Ульянов хватал меня за грудки, за гимнастерку, и, как правило, на каждом спектакле у меня отлетали все пуговицы. Такой силы был темперамент и рывок у Михаила Александровича.

Значит, это продолжалось на каждом спектакле. В конце концов, мне это надоело, и я решил приспособить металлическую подкладку под гимнастерку, чтобы он не мог меня ухватить. И вот когда подошел критический момент, Ульянов хватает меня за грудки и – на его лице полное недоумение! Михаил Александрович не понимает, что происходит! Он не может ухватить меня за грудки и тихо мне говорит на сцене: «Ты что! С ума сошел?! Ты что делаешь?!!» Я отвечаю: «А вот так вот, товарищ Гулевой!» Короче говоря, на этот раз пуговицы остались на месте. Ульянов сначала жутко рассердился, а потом мы вместе долго и весело хохотали».

Юлия Рутберг: «Казалось бы, уже прошло какое-то время, но каждый раз, когда меня спрашивают о Михаиле Александровиче Ульянове, когда я начинаю говорить о нем и как бы подключаюсь к его личности, к его индивидуальности, у меня просто комок в горле, потому что все-таки художественный руководитель театра – достаточно номенклатурная должность, тем более что раньше на нее не выбирали, а назначали. Но это был, прежде всего, потрясающий человек, потому что такой доброты, такого сердца и такого участия во всем, что было связано с Театром Вахтангова, я нигде не видела, для меня это урок на всю жизнь – такая преданность, такая несусветная верность своему делу. Для Михаила Александровича Театр Вахтангова – это было все! Вот у него была семья – жена, дети, внуки, он очень любил их, уделял им много времени, но самым главным, по-моему, самым нежным, самым трепетным в его жизни был Театр Вахтангова…

Он действительно отдал всю свою жизнь этому зданию, этой сцене, он так хотел, так мечтал и делал все, чтобы это был лучший театр на свете, на всем земном шаре, чтобы там были лучшие режиссеры и лучшие актеры. И надо сказать, что сейчас мы, поколение среднее, именно благодаря воле Михаила Ульянова как художественного руководителя стали мастерами, потому что он давал нам возможность играть с самого начала, с той поры, как мы только-только пришли в театр. А артист растет – ролями! И то, что Михаил Александрович давал молодым артистам играть и выставил нас на передовую линию и всячески пестовал, и заботился, чтобы этот репертуар был разнообразен, этим он нас воспитывал, он нас растил, и поэтому на сегодняшний день в Театре Вахтангова очень сильная труппа. Это большая художественная и человеческая заслуга Михаила Ульянова».

Людмила Максакова: «В Театре Вахтангова мы с Михаилом Александровичем Ульяновым проработали на одной сцене сорок семь лет, а потом – двадцать лет, когда он был художественным руководителем театра. Это целая жизнь, которая говорила о нем как о благороднейшем человеке, который руководил театром в тот момент, когда все у нас треснуло, когда мы из одной формации, исповедующей свои идеалы, перешли в другую стадию, совершенно не похожую на первую.

Все стало трещать и рушиться, и Михаилу Ульянову достался этот «корабль», который надо было тащить через бури, через пороги, через кошмары финансовые и прочие. И сохранить репертуарный театр в тех условиях, которые ему достались, это было уже само по себе героическим поступком, потому что в то время все «оббили себе бока» из-за того, что то, о чем мечтали, не получилось. Надо было держать и финансирование, и все остальное, и привлекать режиссеров, которые в то время разбегались, как мухи по тарелке, потому что им стали хорошо платить во всех местах и так далее. И поэтому вот в этих условиях сложнейших сохранить труппу, сохранить театр – это просто величайшая заслуга Михаила Ульянова. И в том, каким он был изумительным человеком, никого не обидел, никого он не выгнал, он продолжал держать благороднейшую позицию».

Андрей Кравченко

Источник: Сегодня

Комментарии

Оставить комментарий





Партнеры проекта: